Меню

Реклама

  •  

    Александр Андреевич Иванов родился в Петербурге 16 (28) июля 1806 в

     

    Выехав в 1830 за границу как «пенсионер» Общества поощрения художеств, Иванов почти на всю жизнь поселился в Риме. Испытал влияние искусства итальянского Возрождения; среди художников-современников ему были особенно близки немецкие назарейцы (их лидер И. Овербек входил в круг близких друзей Иванова). Мастер поддерживал также дружеские отношения с Н. В. Гоголем и А. И. Герценом. перенял идеи русского (С. П. Шевырев и др.) и немецкого (Ф. Шеллинг) философско-эстетического романтизма; сам он был настоящим художником-философом.

    Полная тонкой композиционно-колористической гармонии картина Аполлон, Гиацинт и Кипарис. равно как и грациозно-величественное Явление Христа Марии Магдалине. явились для Иванова частными творческими эпизодами.

    Вдали от родины Иванов начинает торить огромную просеку русского реализма, о которой и сказал Крамской, проникается осознанием величайшей миссии художника. Настоящий подвижник, Иванов работает стоически, напряженно. Свою жизнь целиком посвящает искусству во имя будущего. Называет себя переходным художником. "Мы живем в эпоху приготовления для человечества лучшей жизни. Мы должны быть добры и достойны этого трудного переходного времени".

    Если элегические "Аполлон, Гиацинт и Кипарис" еще целиком оставались в сфере чистого искусства, то уже "Явление Христа Марии Магдалине" могло намекнуть на твердое намерение живописца проповедовать нравственный закон с помощью холста и красок.

    В этот период своего творчества Иванов задумывает «всемирный сюжет», способный духовно преобразить не только искусство, но и все современное общество.

    Таким сюжетом явилось гигантское полотно Явление Мессии (таково авторское название картины "Явление Христа народу") – с толпой лиц разных сословий на берегу Иордана, которым вдохновенный Иоанн Креститель указывает на приближающегося Спасителя.

    Одновременно с этим он работает над "Библейскими эскизами" - большим циклом библейских акварелей и рисунков, проектом росписи некоего храма, на стенах которого будет представлена вся духовная история человечества.

    В этих эскизах непосредственно сказывается мистическая поэтика Иванова; эпическая ритмика фигур, по-древневосточному архаичных, сочетается здесь с феерически-визионерскими цветосветовыми эффектами, предвосхищающими искусство символизма (например, живопись Г. Моро).

    По-своему эпохальны многочисленные этюды к Мессии. Простые мотивы типа ветки на фоне неба ( Ветка. конец 1840-х – начало 1850-х годов Третьяковская галерея) или обнаженных мальчиков на фоне Неаполитанского залива (этюды 1850-х годов), решенные с беспрецедентным для русского искусства мастерством пленэрной живописи, обретают необычайную значительность. Идя вглубь натуры в ее первозданной простоте, Иванов предваряет не какие-то отдельные направления, но первые рубежи современного искусства в целом (недаром полагают, что его этюды могли повлиять на творчество молодого Э. Дега).

    В Риме Иванов прожил двадцать восемь лет, вернувшись в Петербург за два месяца до смерти в 1858 году.

    Безвременная смерть помешала осуществлению грандиозных замыслов художника. Умер Иванов от холеры в Петербурге 3 (15) июля 1858.

    Иванов – столь же значительная, ключевая фигура для русского искусства нового времени, как Андрей Рублев для искусства Древней Руси. Его творчество – образец редкой последовательности художественных поисков, закономерности развития и целенаправленности творческой мысли, исключающей хаотическую пестроту интересов.

    В XIX веке – веке углубляющегося аналитического расщепления прежней целостности искусства на отдельные жанры и отдельные живописные проблемы - Иванов является великим гением синтеза, приверженным идее универсального искусства, истолкованного как своего рода энциклопедия духовных исканий, коллизий и ступеней роста исторического самопознания человека и человечества.

     



  • На главную