Меню

Реклама

  •  

    Гойя - несостоявшийся русский художник

     

    Франсиско Гойя должен был работать в России. С ним уже обо всем договорились.

    В 1771 году 25-летний испанский художник Франсиско Гойя получил признание в Италии. Пармская Академия художеств отметила премией его картину "Ганнибал-победитель".

    На картине Гойи Ганнибал впервые своими глазами видит Италию, перевалив с армией Альпийские горы.

    Для художника XVIII века это означало примерно то же самое, что в наши дни для поп-группы значит выход на первую строчку в британских чартах: выгодные контракты и свободу выбора места жительства.

    На приеме в Риме испанский посол с гордостью демонстрировал местному дипкорпусу эту и другие картины Гойи. Особенно ими восхищался русский посланник Корсаков. "Ганнибал" оказался как раз во вкусе молодой Екатерины II. Это была историческая живопись такого уровня и качества, которого пока не могли добиться от русских художников в петербургской Академии. Гойя получил приглашение жить и работать при дворе российской императрицы. Он согласился и даже начал оформлять документы.

    Но на том же приеме Гойя познакомился с девушкой по имени Анджелика, дочерью маркиза Сальвиати. Он спел ей под гитару несколько испанских песен. Анджелике так понравилось, что она расцеловала певца. А он, в свою очередь, тут же признался ей в любви. Синьора Сальвиати, мать Анджелики, испугалась возможного мезальянса, и на всякий случай она отправила дочь в монастырь. Якобы для того, чтобы завершить ее воспитание. Девушке обещали, что заточение продлится недолго - пока Гойя не сядет на корабль, идущий в Кронштадт.

    Через три недели Анджелика сумела передать испанцу записку, в которой умоляла вызволить ее из обители и увезти с собой в Россию. К записке прилагался план монастыря и распорядок дня воспитанниц.

    К сожалению (для русского искусства) Гойя, пробираясь в дортуар монастырских воспитанниц с потайным фонарем, по неострожности разбудил девиц. Поднялся визг. Решив, что затея провалилась, Анджелика спряталась под одеяло, и освободитель так и не увидел ее.

    Стражники инквизиции отвели его в тюрьму.

    На следующий день испанский посол добился освобождения соотечественника. Однако дипломат слишком дорожил своей репутацией и, опасаясь скандала, поставил Гойе условие, что тот немедленно вернется в Сарагосу и никуда не поедет.

    Франсиско Гойя. Автопортрет

     



  • На главную