Меню

Реклама

  •  

    Итальянская живопись

     

    Джованни Антонио Каналетто (1697–1768)

    В XVIII веке Венеция переживала упадок. Венецианская республика окончательно потеряла свое влияние, во многом определявшееся ранее активной посреднической торговлей. Впрочем, внешних примет упадка почти не наблюдалось. Все так же скользили гондолы по тихой глади Большого канала, все так же толпились на пристанях матросы, все так же степенно прохаживались вдоль набережных купцы в роскошных бархатных камзолах. Как прежде, гремели веселые карнавалы. На Вознесение отмечался праздник обручения с морем: венецианский дож торжественно плыл на своем корабле, чтобы опустить в воду символическое обручальное кольцо. Бережно сохранялись и традиции великой венецианской живописи. В городе работали прекрасный портретист Розальбо Каррьера, замечательный мастер позднего барокко Джанбатиста Пьяццетта, Лука Карлеварис, работавший в жанре ведуты (городского пейзажа-панорамы), и другие живописцы. Но был среди них художник, который заслужил право называться не просто талантливым, но великим. Мы имеем в виду Каналетто.

    Подробной его биографии мы не знаем. Кое-какая информация сохранилась в редких письмах и дневниках его современников, случайных деловых бумагах, одной или двух расписках в том, что порученная Каналетто работа выполнена и получена. Все остальное - его картины.

    Каналетто никогда не был женат. Детьми он не обзавелся. Богатство его творческого наследия свидетельствует о том, что всю свою жизнь он посвятил исключительно живописи. Джованни Антонио Каналь (такова его настоящая фамилия) родился 28 октября 1697 года в семье театрального художника. Каналетто (то есть «маленький Каналь») уже в детстве помогал отцу. В списке членов городской гильдии скульпторов и живописцев его имя появляется в 1720 году. Несмотря на молодость, уже тогда его уникальный талант ни у кого не вызывал сомнений. Ведуты Каналетто ценились наравне с работами признанного мастера этого жанра Карлевариса. Более того, если верить документам, он составлял ему серьезную конкуренцию. Во многом картины двух художников этого времени похожи. Они очень велики по размеру (до двух метров в ширину!) и очень театральны по манере. Но есть и серьезное расхождение: Каналетто, в отличие от Карлевариса, волшебным образом наполнял свои работы пестрой живой жизнью и удивительным светом. Эти особенности живописи Каналетто сразу же привлекли к нему внимание.

    Среди интересующихся были два иностранца, сыгравшие немалую роль в судьбе художника. Один из них — Оуэн Максуини. Этот жизнерадостный ирландец, обанкротившись, покинул Лондон. В Венеции он зарабатывал на жизнь, продавая картины английским аристократам, традиционно навещавшим Венецию. Именно по совету Максуини Каналетто начал писать миниатюрные виды Венеции для богатых англичан. В новом жанре приходилось работать более формально. На смену искрящейся атмосфере пришли скрупулезнейше выписанные венецианские достопримечательности. Дружба с Максуини, к сожалению, не выдержала испытания временем. По чьей вине - не ясно. Во всяком случае, не слишком симпатичный человеческий образ Каналетто сформировался в литературе благодаря откровениям ирландца. «Этот капризный парень, - однажды заметил Максуини в письме к одному из своих клиентов, - ежедневно меняет цены на свои картины». «Этот ненасытный человек, - читаем в другом его письме, - пользуется тем, что обожатели готовы платить за его работы любую цену». Впрочем, эти фразы косвенно свидетельствуют и о том, насколько популярен уже в 1730-е годы был художник.

    С торговцем Джозефом Смитом, с юных лет обосновавшимся в Венеции, отношения у Каналетто сложились более счастливые. Смит прекрасно разбирался в искусстве. Когда речь заходила о продаже написанной на заказ картины Каналетто, он, заботясь о цельности творческого «багажа», часто просил художника сделать для себя ее копию. В делах Смит выступал замечательным профессионалом. Он заказал Каналетто двенадцать небольших видов Большого канала и два масштабных полотна с изображением венецианских праздников, а когда работы оказались у него в руках, попросил своего друга, Антонио Висентини, сделать с них гравюры. Составив из них альбом, он отослал его в Англию. В результате на Каналетто пролился дождь новых заказов. Второе (расширенное) издание сделало художника по-настоящему знаменитым. Заказов стало так много, что Каналетто пришлось обзавестись помощниками. У этого успеха была и оборотная сторона. Выпущенный альбом позволил освоить манеру популярного художника тем, кому не давали покоя его лавры. Рынок наводнили сотни подделок каналеттовских ведут.

     



  • На главную