Меню

Реклама

  •  

    Из древности в сегодняшние дни

     

    Голландское Искусство 17 Века. Общая характеристика голландской живописи в 17 веке.

    С торжеством буржуазного строя и кальвинизма оплоты монументально-декоративного и церковного искусства в Голландии рушились. Задачи по росписи дворцов и замков, ставившиеся художниками барокко в монархических странах, в Голландии почти не имели места. Дворянство было слишком слабо, чтобы обеспечить существование большого декоративного искусства. Кальвинизм, с другой стороны, был против картин в своих храмах.

    Спрос на произведения живописи был тем не менее чрезвычайно велик. Он шел по преимуществу от частных лиц, и притом в значительной мере от кругов, не обладавших крупным материальным достатком. Развивается и становится господствующим тип небольших станковых картин, рассчитанных на то, чтобы висеть в скромных по размерам помещениях. Наряду с заказами картины еще чаще исполнялись для художественного рынка, и торговля ими была широко распространенным явлением. Большой спрос на картины обусловил огромную продукцию, и из-за их перепроизводства очень многим художникам приходилось искать кроме занятия своей прямой профессией еще другие источники существования. Выдающиеся живописцы нередко оказываются то садоводами, то содержателями трактиров, то служащими (Гойен, Стен, Гоббема и др.).

    В отношении тематики и изобразительных приемов в голландской живописи 17 века всецело господствует начало реализма. От художника требовалась прежде всего правдивая передача внешних форм окружающей жизни во всем многообразии ее явлений.

    Возросшее в новом буржуазном обществе значение личности имело своим следствием чрезвычайное распространение портрета. Длительный период борьбы, где победитель почувствовал свои силы, способствовал этому процессу. Крупная роль, которую играли тогда различные организации и в первую очередь стрелковые общества, вызвала к жизни особый тип группового общественного портрета, который получает широкое развитие и становится одним из специфических явлений голландской живописи. Вслед за многочисленными групповыми портретами стрелков появляются аналогичного характера группы представителей тех или иных торговых цехов, корпораций медиков (так называемые «анатомии»), руководителей богаделен.

    Напряженность сопротивления иноземным захватчикам обострила национальное чувство. От искусства стала требоваться не только правдивость — оно должно было изображать свое, народное людей и обстановку сегодняшнего дня, неприкрашенные картины родной природы, все, чем гордилось сознание и что привык видеть глаз: корабли, прекрасный скот, обилие снеди, цветы. Господствующими видами тематики наряду с портретом стали жанр, пейзаж, изображения животных и натюрморт. Отвергнутая протестантской церковью религиозная живопись не исключалась, но не играла сколько-нибудь крупной роли и приобрела совершенно другой характер, чем в странах властвующего католицизма. Мистическое начало было вытеснено в них реалистической трактовкой сюжетов, и картины этого круга облекались по преимуществу в формы бытовой живописи. Сцены из античной истории встречаются как исключение и используются для намеков на актуальные политические события. Как все аллегории, они имели успех в узких кругах, причастных к литературно-гуманитарным интересам.

    Типичной особенностью голландской школы этого времени является постоянно наблюдаемая у ее представителей узкая специализация по отдельным видам тематики. Эта специализация приводит к дифференциации жанров: одни художники разрабатывают почти исключительно бытовые сцены из жизни средних и высших слоев буржуазии, все внимание других направлено на крестьянский быт; среди пейзажистов у многих с трудом можно найти что-либо иное, кроме равнин, каналов, селений и пастбищ; других влекут лесные мотивы, третьи специализируются на изображении моря. Голландские художники не только ставят себе задачей точную передачу изображаемых предметов и явлений, но стремятся дать впечатление пространства, равно как воздействие на формы окутывающих их атмосферы и света. Проблема передачи света и воздуха является общим и основным живописным исканием голландской школы 17 века. Тем самым живопись невольно приобретает начало эмоциональности, вызывая у зрителей определенные настроения.

    Первая четверть 17 века является для живописи Голландии переходным периодом, когда только что отмеченные черты еще не получили своего полного развития. С тематической стороны основные виды голландской живописи — пейзаж и быт — пока сравнительно мало дифференцированы. И жанровые и пейзажные элементы в картинах этого времени часто равнозначны. В чисто видовых изображениях много условностей как в общем построении пейзажа, так и в колорите.

    Наряду с продолжающими жить местными реалистическими традициями сильно влияние Италии, в частности как ее маньеристических течений, так и реалистического искусства Караваджо. Типичнейшим представителем последнего направления был Хонтхорст (1590—1656). Очень заметным оказывается также воздействие на голландцев работавшего в начале 17 века немецкого художника Адама Эльсхеймера (1578—1610). Романтизм трактовки тем, выбираемых из Библии или из античной литературы, а также известный ориентализм (влечение к Востоку), выразившийся в подборе типов, одеяний и прочих деталей, сочетаются в его творчестве с повышенным стремлением к декоративным эффектам. Как крупнейший художник этой группы выдвинулся Питер Ластман (1583—1633).

    Франс Хальс. Первым по времени художником, с творчеством которого голландская школа вступает в период полного расцвета, является Франс Хальс (ок. 1580—1666). Его деятельность почти целиком прошла в Гарлеме. Здесь уже около 1616 года он выдвигается как передовой крупнейший портретист и сохраняет свою роль в этой области до конца жизни. С появлением Хальса строго реалистический и остро индивидуальный голландский портрет достигает зрелости. Все робкое, мелкое, натуралистическое, отличающее его предшественников, оказывается преодоленным.

    Начальная фаза искусства Хальса не выяснена. Мы сразу видим мастера решающим труднейшую проблему группового портрета. Он пишет одну за другой картины, изображающие стрелков корпорации св. Адриана и св. Георгия (Гарлем, Музей Франса Хальса), где с неподражаемой легкостью переданы и оживленность многолюдного собрания и яркость типов каждого из присутствующих. Живописное мастерство и композиционная находчивость группировок идут в этих портретах рука об руку с необычайной остротой характеристик. Хальс не психолог: душевная жизнь его моделей обычно проходит для него мимо. Да и пишет он по большей части людей, вся жизнь которых протекает в условиях напряженной, активной деятельности, однако не слишком углубляющихся в вопросы психологического порядка. Зато Хальс, как никто, улавливает облик этих людей, умеет схватить самое мимолетное, но вместе с тем и самое характерное в выражении лица, в позе, в жестикуляции. Жизнерадостный по природе, он стремится запечатлеть каждый образ в миг оживления, радости, и никто с такой тонкостью и разнообразием, как он, не передает смеха. Портрет офицера (1624, Лондон, собрание Уоллес), покачивающийся на стуле «Гейтгейзен» (конец 1630-х гг. Брюссель, картинная галерея), «Цыганка» (конец 1620 гг. Лувр), или так называемая «Гарлемская ведьма», — «Малле Боббе» (Берлин) могут быть названы как характерные примеры его острого и часто задорного искусства. Мужчины, женщины, дети портретируются им с одинаковым ощущением живого образа («Портрет молодого человека с перчаткой», ок. 1650 г. Эрмитаж). Впечатлению живости способствует и сама техника Хальса, необычайно свободная и растущая с годами в своей широте. Декоративная красочность ранних работ впоследствии умеряется, колорит становится серебристым, свобода владения черными и белыми тонами говорит о мастерстве, могущем позволить себе смелейшие живописные дерзания. В некоторых работах намечаются импрессионистические приемы колористических решений. Хальс пишет бесчисленные индивидуальные портреты до последних лет жизни, но кончает снова групповыми портретами. Обобщенные по колориту, обнаруживающие старческую слабость руки в рисунке, они остаются тем не менее необычайно выразительными. Их персонажи представляют группы старейшин богадельни (1664, Гарлем, Музей Франса Хальса), где восьмидесятилетний художник нашел себе последний приют. Его искусство было слишком передовым по своему времени, чтобы обеспечить материальный успех в среде тогдашнего буржуазного общества.

    Рембрандт. Поколением позже, чем Хальс, на фоне утверждающегося голландского реализма вырастает гигантская фигура Рембрандта (1606—1669). Его творчество составляет величайшую гордость Голландии, но значение этого мастера не ограничивается рамками одной национальности. Рембрандт представляется одним из крупнейших художников-реалистов всех времен и вместе с тем одним из величайших мастеров живописи.

    Рембрандт Харменс ван Рейн родился в 1606 году в Лейдене и был сыном зажиточного владельца мукомольной мельницы. Он рано обнаружил влечение к живописи и после недолгого пребывания в Лейденском университете всецело отдался искусству. По окончании обычного трехгодичного срока обучения у малозначительного местного художника Якова Сванненбурха Рембрандт отправился для усовершенствования в Амстердам, где сделался учеником Ластмана. Усвоив ряд приемов последнего, он воспринял и влияние реалистического направления караваджистов.

    Вернувшись в Лейден, Рембрандт начал работать в качестве самостоятельного мастера, имел большой успех, и этот успех побудил его переселиться в Амстердам, где он и обосновался с 1631 года. Здесь Рембрандт очень скоро сделался модным художником, засыпаемым заказами и окруженным множеством учеников. Вместе с тем открылась и наиболее яркая пора в его личной жизни.

    В 1634 году он женился на молодой, миловидной девушке Саскии Ван-Улен-борг, принадлежащей к видной буржуазной фамилии Амстердама и принесшей ему в приданое крупное состояние. Оно увеличило и без того возраставший достаток преуспевающего мастера, обеспечило ему материальную независимость и вместе с тем позволило отдаться страсти к коллекционированию произведений искусства и всевозможных антикварных вещей.

    Уже за время пребывания Рембрандта в Лейдене и тем более после переселения в Амстердам основные черты его искусства сказываются со всей определенностью. Круг его изображений охватывает религиозные сюжеты, историю, мифологию, портрет, жанр, мир животных, пейзаж, натюрморт. В центре внимания Рембрандта все же стоит человек, психологически верная передача характеров и душевных движений. Этот интерес к психологическим проблемам проявляется в бесчисленных портретах, равно как и в излюбленных Рембрандтом библейских темах, дающих ему желанный повод для изображения человеческих отношений и характеров. Присущий мастеру изумительный дар повествования позволяет ему увлекать зрителей не только выразительностью образов, но и занимательностью подачи выбранного сюжета.

    Образы Рембрандта выявляют его глубоко реалистическое понимание задач искусства. Он постоянно изучает натуру и зорко вглядывается во все формы окружающей действительности. Его внимание привлекает все, в чем ярко выражена характерность: экспрессия лиц, жесты, движения, костюмы. Свои наблюдения он фиксирует то в рисунках, то в живописных этюдах. Последние приходятся главным образом на его ранний период. Приобретенное знание формы и ее выразительности становится затем неотъемлемой частью всех композиционных работ Рембрандта и сообщает им необычайную правдивость.

    Параллельно с обостренным вниманием к сущности явлений Рембрандт всецело поглощен чисто живописными проблемами и главным образом проблемой светотени. Своеобразие и мастерство ее решений принесли ему славу величайшего живописца. Изощренность рембрандтовского света в сочетании с колористическими эффектами представляет в картинах мастера высокую художественную ценность. Но это не только самодовлеющая декоративная ценность. У Рембрандта трактовка эффектов освещения является вместе с тем одним из главнейших средств выявления характера образов. Его композиция строится на соотношении освещенных и теневых планов. Их распределение, выделяющее одни формы и скрадывающее другие, привлекает внимание зрителя к тому, что является особо существенным для повествования или характеристики и тем самым усиливает выразительность. Живописная сторона органически связана с содержанием.

    Художественная деятельность Рембрандта от начала до конца проникнута внутренним единством. Но его творческий путь позволяет тем не менее различать ряд явственно выраженных этапов, характеризуемых некоторыми специфическими чертами.

    После лет ученичества и первых самостоятельных шагов таким новым этапом являются 1630-е годы. В этот период у Рембрандта сильны, с одной стороны, романтические элементы и фантастика, с другой — формальные черты искусства барокко. Впечатление фантастики вызывается при этом главным образом эффектом освещения, далеко не всегда зависящего от определенного источника, но порожденного как бы излучающей способностью самих предметов. Для барочных тенденций рембрандтовского искусства этого периода показательны возбужденность художественного языка, динамичность и пафос композиций, отчасти резкость колорита. На этой ступени у Рембрандта постоянна склонность к театрализации образов, побуждающая мастера писать самого себя и своих близких наряженными в пышные плащи, шлемы, тюрбаны, береты или изображать Саскию то в образе библейских героинь, то античной богиней.

    К заказным портретам он подходит, конечно, иначе. Отличающие их живость характеристики, мастерство лепки форм, искания нарядности и в то же время известная строгость оправдывают его тогдашнюю славу как портретиста. Групповой портрет, известный под названием «Анатомия доктора Тюльпа» (1632, Гаага, Маурицхейс,) где к отмеченным чертам присоединилось умение объединить изображенных лиц общностью внимания к лекции, читаемой Тюльпом у анатомического стола, был первым особенно громким успехом Рембрандта.

    При крайнем обилии портретных работ, падающих на рассматриваемое десятилетие, Рембрандт находил время и для увлекавшей его фигурной, повествовательной живописи. «Ангел, покидающий семейство Товия» (1637, Лувр) может служить примером отмеченных барочных черт этого периода. Заимствованный из Библии сюжет, где представлен момент, когда ангел, помогший сыну Товия исцелить отца, покидает облагодетельствованное им семейство, насыщен элементами жанра. Еще определеннее жанровый подход к теме улавливается в эрмитажной картине «Притча о виноградарях» (1637). В этом случае евангельская притча превращается в чисто реалистическую сцену расчета богатого хозяина с рабочими. Верность жестов и выражения лиц здесь не менее характерны для Рембрандта, чем живописная проблема передачи света, струящегося в небольшие окна и замирающего в глубине высокого полутемного помещения.

    Живописное мастерство и характерный для Рембрандта в 1630-е годы зеленовато-золотистый колорит проявляются со всей полнотой в одной из знаменитейших его картин — эрмитажной «Данае» (1636). По ощущению жизни в передаче тела, в жесте, в экспрессивности лица она необычайно ярко выявляет реализм художественной концепции мастера в эту пору его творческого развития.

    С началом 1640-х годов творчество Рембрандта вступает в новую фазу, длящуюся до середины следующего десятилетия. Самостоятельность понимания мастером задач искусства, его стремление к глубокой жизненной правде, интерес к психологическим проблемам, с годами сказывавшийся все более и более, выявили в Рембрандте крупнейшую творческую индивидуальность, далеко опередившую культуру окружавшего его буржуазного общества. Глубокое содержание рембрандтовского искусства последнему было недоступно. Оно хотело искусства реалистического, но более поверхностного. Своеобразие живописных приемов Рембрандта в свою очередь шло вразрез с общепринятой тщательной, несколько прилизанной манерой письма. По мере того как времена национальной героической борьбы за независимость отодвигались в прошлое, во вкусах господствующей среды росли тенденции к нарядности и известной идеализации образа. Неуступчивость взглядов Рембрандта, подкрепленная его материальной независимостью, привела его к полному расхождению с обществом. Этот разрыв с буржуазной средой сказался со всей определенностью в связи с заказом мастеру большого группового портрета гильдии амстердамских стрелков. Исполненная в результате этого заказа картина (1642, Амстердам) не удовлетворила заказчиков и осталась непонятой даже художественными кругами. Вместо более или менее обычной портретной группы Рембрандт дал картину выступления вооруженной дружины, устремяющейся под звуки барабана за своими вождями. Портретная характеристика изображенных отступила на второй план перед динамичностью сцены. Широко задуманная живописность контрастов светотени сообщила при этом картине романтический характер, породив и ее условное название — «Ночной дозор».

    Конфликт с господствующей средой и резкое вследствие этого падение заказов не сказались на творческой энергии мастера. На ней не отразилось также и изменение семейных условий Рембрандта, потерявшего в год создания только что упомянутой картины свою любимую жену, бывшую постоянной вдохновительницей его женских образов. Через несколько лет ее место занимает другая. Появляющаяся сначала в скромной роли служанки, Гендрике Стоффельс становится затем верной подругой жизни мастера и обеспечивает ему мир и тишину семейного уюта.

    Наступивший период был благоприятен для развития искусства Рембрандта. Задор юности исчезает из его творчества. Оно становится сосредоточенней, уравновешенней и еще глубже. Сложность композиций и пафос сменяются тяготением к простоте. Искренность чувства не нарушается исканием внешних эффектов. Проблема светотени по-прежнему владеет вниманием мастера. Колорит становится горячее. Золотисто-желтые и красные тона в нем доминируют. Религиозная по характеру тематики, но чисто жанровая по трактовке сюжета, эрмитажная картина «Святое семейство» (1645) чрезвычайно характерна для этого времени.

    Наряду с библейски-жанровыми композициями этот период изобилует новым для Рембрандта видом изображения действительности — пейзажами. Отдавая в отдельных случаях дань своим романтическим влечениям, он создает наряду с этим захватывающие строгим реализмом подхода картины неприкрашенной голландской деревни. Маленький «Зимний вид» (1646, Кассель), изображающий в свете ясного морозного дня крестьянский двор и несколько фигур на глади замерзшего канала, по тонкости чувства и правдивости зрительного восприятия служит одним из совершеннейших образцов реалистического пейзажа голландцев.

    В портретах Рембрандт оказывается теперь свободнее при выборе моделей и пишет по преимуществу лица с ярко выраженной индивидуальностью. Это главным образом пожилые женщины и старики-евреи. Но с той же остротой он оказывается в состоянии передавать очарование молодого женского лица или обаяние юношеского облика. Все мелочное уступает в этих портретах обобщенной, но вместе с тем необычайно острой подаче образа. Этому в значительной мере способствует возрастающая широта манеры технического выполнения.

    Несмотря на обширность и художественную ценность созданного за этот период, финансовое положение Рембрандта к середине 1650-х годов оказалось чрезвычайно трудным. Из-за падения числа заказов, трудного сбыта картин и в особенности небрежности мастера в ведении своих дел Рембрандт испытывал большие материальные затруднения. Долг, связанный с приобретением еще при жизни Саскии дорого стоившего дома, грозил полным разорением. Попытки выпутаться из задолженности могли только отстрочить катастрофу, но она все же разразилась. Летом 1656 года Рембрандт был объявлен несостоятельным и все его имущество было продано с аукциона. Лишенный привычного крова, он вынужден был перебраться с семьей в бедный еврейский квартал торговой столицы, и здесь в остро ощущаемом недостатке протекали его последние дни.

    Эти невзгоды, как и постигшие Рембрандта затем несчастия — смерть Гендрике, смерть единственного сына Титуса, — были бессильны остановить дальнейший рост его гения. Конец 1650-х и 1660-е годы — наиболее грандиозная фаза творчества Рембрандта. Она представляет как бы синтез всех его предшествующих психологических и живописных исканий. Исключительная сила образов, простота замысла, интенсивность горячего колорита и размах живописной фактуры составляют основные особенности этого периода. Эти качества одинаково проявляются как в портретах, так и в библейских композициях. Созданный в это время групповой портрет «Синдики» (старейшины суконного цеха, 1662, Амстердам) заслуженно считается одной из вершин творчества Рембрандта). Острая психологическая характеристика, простота построения, скрадывающая непогрешимость ритма линий и масс, равно как и скупой по количеству цветов, но интенсивный колорит суммируют в себе весь предшествующий путь Рембрандта-портретиста. В области библейской живописи та же роль принадлежит «Возвращению блудного сына», находящемуся в Эрмитаже. Сцена примирения раскаявшегося в своем беспутстве сына и всепрощающего отца по простоте, драматизму и тонкости передачи человеческих переживаний остается непревзойденной в мировом искусстве. Ей трудно найти что-либо равное и по насыщенности тона и широте письма.

    «Блудный сын» — одна из самых последних картин мастера и, по-видимому, датируется 1669 годом — годом смерти Рембрандта. Смерть эта прошла совершенно незамеченной, и лишь много лет спустя, в 18 веке, стало расти понимание искусства этого великого художника.

    Значение Рембрандта обусловлено наряду с живописью мастера его огромным наследием как графика. Все отмеченные выше свойства работ Рембрандта сказались в графических произведениях не менее ярко, чем в живописи, и притом как в оригинальных рисунках, так и в области печатной графики, гравюры. В последнем отношении Рембрандт является величайшим мастером офорта.

    Для его характеристики офорты имеют не меньшее значение, чем картины. Отличающие Рембрандта глубина психологического анализа, выразительный реализм образов и совершенство владения художественной техникой сказались в длинном ряде замечательных листов, тематически еще более разнообразных, чем живопись мастера. К числу особенно знаменитых принадлежат «Христос, исцеляющий больных» (так называемый «Лист в сто флоринов», ок. 1649 г.), «Три креста» (1653), портреты Лутмы (1656), Харинга (1655), Сикса (1647), а также пейзажи, известные под названием «Три дерева (1643) и «Поместье весовщика золота» (1651).

    Не менее значительное место в графическом наследии Рембрандта занимают рисунки. Острота и своеобразие рембрандтовского восприятия окружающего мира сказались в этих многочисленных и разнообразных листах с особой силой. Манера рисовать, как и живописная манера Рембрандта, заметно эволюционирует на всем протяжении творческого развития мастера. Если ранние рисунки Рембрандта проработаны в деталях и довольно сложны по композиции, то в более зрелый период он выполнял их широкой живописной манерой, необычайно лаконично и просто. Рембрандт обычно рисовал гусиным или тростниковым пером и умел достигать при помощи самых простых приемов исключительной силы выразительности. Его рисунки, даже тогда, когда они являются минутными зарисовками какого-нибудь обыденного мотива, представляют собой законченное целое, вполне передающее все многообразие натуры.

    Искусство Рембрандта в целом осталось непонятым его современниками. В период успеха вокруг него создалась тем не менее чрезвычайно многочисленная школа учеников, из которых наибольшую известность приобрели Фердинанд Боль (1616—1680), Гербранд ван ден Экгоут (1621—1674) и Арт де Гельдер (1645—1727). Усвоив тематику, композиционные приемы и типы учителя, они не пошли все же в своей фигурной живописи дальше внешнего подражания рембрандтовским приемам. Живое влияние мастера, напротив того, определенно сказалось у многочисленных примыкающих к нему пейзажистов — Филипса Конинка (1619—1688), Доомера (1622—1700) и других. Независимо от этого его разработка проблемы света стала краеугольным основанием для развития всей последующей голландской живописи.

    Полное признание творчество Рембрандта получает, однако, лишь в 19 веке. И с этого момента он не перестает быть одним из высочайших образцов реалистического и вместе с тем живописного воплощения образов.

     



  • На главную